ef525785     

Ириалонна - Время Умирать



Ириалонна
Время умирать
"И обратился я, и увидел всякие угнетения,
какие делаются под солнцем: и вот слезы уг-
нетенных и утешителя у них нет; и в руке
угнетающих их - сила, а утешителя у них нет..."
Екклесиаст
- Я проклинаю тебя неверием!
Только одно сказала Обреченная на это:
- Знаешь ли ты, чем проклинаешь? Ты хочешь оставить в моем сердце пус-
тоту безверия? Hо что страшнее - безверие или неверие других?
- Боги знают, они проклянут тебя тем, что принесет больше муки! Ведь
для тебя пришло время выбирать путь?
- Громкие слова не пугают меня. Я подчинюсь воле богов, я не пойду про-
тив того, что предназначено мне судьбой. Я принимаю на себя бремя твоего
проклятья.
И проклятье сбылось: никто не верил звезде ее сердца. Ее путь стал дорогой
Одиночества: она несла веру бережно, каждый раз наивно предлагая посвятить
в нее других, как ребенок протягивает ручонку бешеной собаке, не видя искр
злобы в ее глазах.
- Хочешь ли ты выслушать меня?
- О чем же ты расскажешь, Дева?
- О древней вере и красоте, о звездах и служении.
- Мне не нужно рассказа о древней вере: наши боги учат не так; мне не
нужно рассказа о красоте: красота может быть смертельной, а мы живы; мне
не нужно рассказа о звезде: здесь всегда серое небо; мне не нужно рассказа о
служении: ты служишь безумию, ты обречена. Оставь мой дом!
И челюсти бешеной собаки яростно смыкались на маленькой ручонке, Об-
реченной плевали в лицо, глумились над полными надеждой словами. Миг
предвиденья, когда страх отступил и властвовала гордая покорность фатали-
ста, принятие своей проклятой судьбы, этот миг был единственным и неповто-
римым, будто кто-то другой вселился тогда в нее, - а боги не теряли мгновений
человеческой безоглядности... Имя того, другого, осталось - Обреченная, а во-
ля его ушла. И Дева осталась на Дороге одиночества, брошенная на борьбу со
всем лицемерием человеческим, с собственным ужасом, юностью, красотой,
слабостью... Разве можно дать пятилетнему малышу топор? Разве можно об-
речь юную деву на веру в мире неверия и бреда? Был выбор: жизнь или Доро-
га? И тот, другой, спокойно и красиво принял предназначение. Тяжким бреме-
нем легло на плечи молодости это решение: жажда жизни на Дороге одиноче-
ства обращается в жажду смерти... Hо проклятие было - верить. Звезда все так
же сияла в сердце Обреченной, и все так же протягивала она руки к застывшим
в лицемерии лицам...
...А на пути ее было все меньше домов... И все грубее были люди... И все тя-
желее была вера...
...Hа пустой и холодной Дороге была только одна встреча надежды, стран-
ная встреча с тем, кто был проклят богами, как и она. Он был окутан туманом
неизвестности: его обходили стороной, говорили, что он не знает ни жалости,
ни гнева, что жизнь его - равнодушие смертного стража. Обреченная пришла к
нему.
- Хочешь ли ты выслушать меня?
- О чем же ты расскажешь, Дева?
- О древней вере и красоте, о звездах и служении... Отчего улыбка на тво-
ем мертвом лице?
- Ты подносишь к голове ладони, готовишься укрыться, от чего?
- Прости. Я жду проклятья или смеха.
- Я не скажу тебе жестоких слов, впрочем, как и добрых. Иди в путь, Дева.
Мое кредо - покой и пассивность. Я - страж.
- Ты помнишь мою веру...
- Теперь это не имеет значения - в этом мире вера не живет. Воистину имя
тебе - Обреченная, в твоем сердце не умирает страсть донести свою веру до
людей и возродить жизнь. Я - страж. Прощай.
- Ты убиваешь свою душу!
- Уже поздно, Дева, она убита давно. Мое проклятие не легч














Forekc.ru
Рефераты, дипломы, курсовые, выпускные и квалификационные работы, диссертации, учебники, учебные пособия, лекции, методические пособия и рекомендации, программы и курсы обучения, публикации из профильных изданий