ef525785     

Ильясов Явдат - Омар Хаям 2



ЯВДАТ ИЛЬЯСОВ.
БАШНЯ МОЛЧАНИЯ
Еще одна повесть о трудной судьбе, удачах и неудачах злосчастного
шейха, поэта, ученого Абуль-Фатха Омара Хайяма, да не коснется его злословие
недругов и друзей...
КНИГА ПЕЧАЛИ
Стихи Омара Хайяма даны в переводах О. Румера и И. Тхоржевского
В этом мире ты мудрым слывешь, - ну и что?
Всем пример и совет подаешь, - ну и что?
До ста лет ты намерен прожить? Допускаю,
Может быть, до двухсот проживешь. Ну и что?
- ...Саксаул? - неуверенно сказал проводник каравана...
- Да, пожалуй. Два сухих ствола сплелись. Ветвей мелких нет, их ветром
снесло. Взгляни, отсюда - вроде голой женщины.
- Бывают же на свете чудеса! Сколько хожу с караванами, ничего такого
не попадалось...
Ну до чего же похожа черная коряга на маленькую нагую женщину. Будто,
закрыв глаза и склонив голову, она, замирая, слушает медный звон каравана.
Даже волосы есть у нее, густые, пышные, - видно, какой-то суеверный проезжий
набросил на корягу овечью шкуру. Всегда кусты у дорог увешены всякой
всячиной... Дар местным духам...
И тут у Омара в голове зашумело, ноги затряслись. К горлу из груди
подкатился и перекрыл дыхание тяжелый черный камень. Коряга... вздохнула,
переступила с ноги на ногу - и... открыла глаза. И увидел Омар, что вовсе
это не коряга, стоящая торчком, а именно женщина: нагая маленькая женщина.
- Ты... кто? - ошеломленный, не зная, что сказать, спросил Омар
по-персидски и невольно протянул к ней руку.
В коротком испуганном взгляде он уловил крохотную искру любопытства к
себе. Она, ощерив острые клыки, хрипло вскрикнула, мгновенно повернулась - и
метнулась вниз, под бархан.
- Она... примерещилась мне? - пробормотал потерянно Омар, когда видение
исчезло на юге, за гребнем далекого бархана.
- Не примерещилось. Я тоже видел, и все. Это нас-нас - пустынная дикая
женщина. Слыхал?
- Слыхал. Но думал - сказка.
- Ну, теперь ты увидел своими глазами. Ты, братец, постарайся о ней
забыть. Не то всю жизнь будешь болеть.
Он назвал ее, вместо грубой нас-нас, - Занге-Сахро, колокольчиком
пустыни.
Мечта?
У каждого есть своя несбыточная Занге-Сахро...
Как давно это было! Двадцать четыре года назад в пору, когда юный Омар,
покинув родной Нишапур, спешил за счастьем в славный Самарканд.
Но где оно, счастье?
"Мир не знал человека более одаренного, чем Аристотель.
Его глубочайший разум охватил и свел в единый круг все доступные в
древности знания. Свои речи в Ликейской школе в Афинах он собрал в ста
пятидесяти томах, среди которых - философская "Метафизика" и трактаты по
логике, физике, зоологии, психологии: "Категории", "Об истолковании",
"Аналитика", "Топика", "Физика", "О происхождении и уничтожении", "О небе",
"О метеорологических вопросах", "История животных", "О возникновении
животных", "О движении животных", "Трактат о душе".
Не обошел в них ученый также этику и поэтику, риторику и политику".
Омар с тоской положил перо.
Завидно! В душе - ноющее томление. Он горевал, что никогда не достигнет
вершин, покоренных великим греком. Хотя смог бы, пожалуй. Если б жизнь
сложилась по-иному...
Летнее утро в разгаре. Иволги, майны, дрозды, отзвенев на рассвете,
разлетелись искать пропитание.
Встал, подошел к тахте убрать постель, сохранившую жар Эль-Мирры.
Девушка ускользнула, когда у раскрытого окна заворковала первая горлица.
Омар мягко встряхнул покрывало, оно обдало его ароматом, тонким, терпким и
нежным. Тюрчанка теперь и вправду пахнет миррой. Купил ей в лавке
благовоний.
Э, не будет убирать. Пус














Forekc.ru
Рефераты, дипломы, курсовые, выпускные и квалификационные работы, диссертации, учебники, учебные пособия, лекции, методические пособия и рекомендации, программы и курсы обучения, публикации из профильных изданий