ef525785     

Ильина Лариса - Вредность Не Порок



ЛАРИСА ИЛЬИНА
ВРЕДНОСТЬ НЕ ПОРОК
Аннотация
Сначала Стася Белорецкая, юная сельская учительница, укусила на пляже незнакомого мужчину. Затем в ходе борьбы с вооруженными бандитами некий красавецмужчина попытался приставать к Стасе — и ей пришлось уронить ему на ногу тарелку с горячей едой.

А когда она поняла, что по уши влюбилась в него, вдруг выяснилось, что Стасин любимый — вор и убийца. К тому же он использует ее чувства в корыстных целях… Что делать? Мочить его, однозначно!
Долго не может решиться на это кроткая Стася. Но уж когда этот обманщик покусился на верного Стасиного друга и телохранителя ее мамы, она не выдерживает и начинает действовать…
* * *
— Стасенька, Стася! — Голос громыхнул гдето за садом, я поморщилась и снова уставилась на экран.
— Настенька!
Я молчала, словно гробовая доска, и старалась уменьшиться в размерах, надеясь, что так меня дольше не найдут.
— Настя, ты где?
«В Караганде!» — злобно подумала я. Ну что за народ!
Ни минуты покоя! Фильм мой любимый идет, «Свой среди чужих…», нет, с утра пораньше надо орать.
— Настька, куда ты подевалась?
Вопли раздавались уже под самым окошком. Плюнув, я поднялась с кресла, высунулась в окно и гаркнула:
— Ну?!
Внизу стояла Надька. Услышав меня, она испуганно вскинулась, задрала вверх голову и со вздохом плюхнулась на стоявшую под окном лавку. Я молча взирала на нее, а она, обмахиваясь зеленой веточкой, симулировала сильный испуг.
— Напугалато, боже мой! — Она затрясла головой. — Чего орешь?
— Это ты орешь, словно тебя режут. Чего тебе?
— Чего, чего! — Надька всплеснула руками. — Ты так заорала, что я и забыла, зачем ты нужна!
— Кино идет… — заныла я, решив уладить проблемы похорошему. Препираться с Надькой — все равно что пытаться договориться с сосновой смолой. — Не хочешь посмотреть?
— Что за кино? — купилась подруга.
— «Свой среди чужих, чужой среди своих», — торопливо сообщила я, услышав за спиной, что сегодня ночью в камере Ванюкина уже убили.
— Ой, это там.., этот, как его…
— Михалков!
— Нет, ну этот… Красавец такой… Кайдановский, вот!
Ой, как я его люблю!
— Не упускай последнего шанса, иди…
— Иду…
Она оторвалась наконец от лавки и потащилась к крыльцу. Воспользовавшись передышкой, я плюхнулась в кресло. Дверь в комнату распахнулась до предела, в проеме возникла радостная подружка.
— Ох, всетаки здорово здесь у тебя! — Она в очередной раз любовно оглядела мои хоромы.
— Даа! — протянула я, не отрываясь от экрана. — Садись!
— Здорово! А бабка где? — Не обращая на меня внимания, Надька расхаживала по комнате.
— В город поехала.
— Сколько смотрю, столько удивляюсь: и зачем ты сюда столько денег вгрохала? Живешь здесь только в каникулы, да и то, выпустишь свой класс, ведь уедешь?
Уедешь же, скажи, Стаська? Что тебе после Москвы в нашей дыре делать? Нет, ну ейбогу, не видела я другой такой бабы!

Оторвись ты от ящикато!
Конечно, другой такой Надька видеть не могла. Мое мировоззрение иной раз так сильно расходится с привычными, общепринятыми стандартами, что окружающие недоуменно качают головой и разводят руками. Потому как я — белая ворона.

Явление в природе очень редкое. Но здесь, в небольшом провинциальном городе, куда сама судьба направила меня по распределению, я никого об этом не информировала, поэтому просто сказала:
— Надежда! Ты ведь Кайдановского любишь? Да?
— Ну?
— Тогда сядь и уймись. Вот он, смотри, идет, красавец, чего тебе еще надо? Полчаса всего осталось, будь человеком, дай досмотреть!
Надька обиженно повздыхала и у














Forekc.ru
Рефераты, дипломы, курсовые, выпускные и квалификационные работы, диссертации, учебники, учебные пособия, лекции, методические пособия и рекомендации, программы и курсы обучения, публикации из профильных изданий